Людей в Москве становится все больше. К чему это приведет? – Москвич Mag

Рождаемость

Население Москвы все время растет. Причем прирост обеспечивается почти исключительно за счет приезжих, а вовсе не тем, что москвичи плодятся как кролики. Напротив, москвичи размножаются неохотно и без огонька.

Чтобы понять, как обстоят дела с нашей рождаемостью, надо заглянуть далеко в историю, в послевоенные времена. Тогда рождаемость была вполне себе ничего, но в начале 1960-х годов она начала стремительно снижаться. В начале 1980-х годов правительство, озабоченное плохими показателями, стало вводить меры по стимуляции рождаемости.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Увеличился отпуск по беременности и послеродовой отпуск, повысились пособия, активней стали выделять жилплощадь нуждающимся семьям с детьми. Поначалу эти меры как будто бы возымели действие: рождаемость и в самом деле повысилась. Однако потенциал мер был исчерпан буквально за несколько лет. Потом начался мертвый сезон, и рождаемость вернулась к прежним показателям, а в 1990-е годы и вовсе стала самой низкой в истории.

— Население у нас опытное — пока государство что-то дает, надо брать, — говорит Денисенко. — Все понимают, что ресурсы заканчиваются, и то, что обещано сегодня, завтра будет уже недоступно. Поэтому люди быстро среагировали на меры государственной поддержки. Демографы пользуются таким понятием, как «репродуктивная установка».

В нашей стране это установка на двухдетную семью. Население изменило сроки рождения детей именно для того, чтобы воспользоваться теми благами, которые были предоставлены. Дети стали рождаться раньше, а интервалы между рождением первого и второго ребенка сократились. Естественно, вскоре наступило время, когда эти репродуктивные установки были реализованы. В этот момент потенциальных родителей стало намного меньше. Рождаемость упала.

Про действенность мер по стимуляции рождаемости надо сказать особо. Как показывает мировой опыт, лучше всего действуют меры запретительные. Идеальный пример — Китай, где удалось резко снизить рождаемость за счет запрета на второго ребенка. А вот к поощрительным мерам все демографы относятся настороженно.

Людей в Москве становится все больше. К чему это приведет? – Москвич Mag

Когда хотят привести в пример страну, где такие меры действуют и дают результаты, обычно говорят о Франции. Там рождаемость составляет около двух рождений на одну женщину. Но тамошние демографы честно признаются, что эффект, достигаемый мерами, составляет не более 5–10% от наличного показателя рождаемости. То есть этот эффект далеко не прорывной.

Кроме Франции есть Швеция и Великобритания. В Швеции меры по поддержке семей с детьми действуют очень активно, а в Англии они далеко не столь значительны. При этом суммарный коэффициент рождаемости в Великобритании составляет 1,8 рождения на одну женщину, а в Швеции — 1,85. Разница, как видно, небольшая.

— В любом случае мы видим, что эти меры совершенно точно меняют календарь рождаемости, — резюмирует Денисенко. — То есть меняется семейная стратегия по времени рождения детей, но не общее количество рождений.

К началу 1990-х годов рождаемость естественным образом упала. Те, кто должен был родить в начале 1990-х, стали откладывать рождения или вовсе от них оказываться. Самый сильный пик падения пришелся на 1998–1999 годы. В 1999 году в России родились только 1 214 689 детей. В благополучном с демографической точки зрения 1987 году родились 2 499 974 ребенка.

Надо заметить, что как раз в 2007 году правительство снова озаботилось повышением числа рождений, но опытные демографы на эти меры не очень рассчитывали. Они уверенно прогнозировали рост и без всяких мер. Почему? Демографы рассуждали так: откладывать рождение детей нельзя до бесконечности, поэтому те, кто в 1990-х опасался рожать, должны были родить в 2000-е.

— И все-таки демографическая политика нужна, — говорит Денисенко. — Это инвестиция в человека, вклад государства в благосостояние семьи. Эффект от этих мер не может быть измерен только процентами рождаемости. Он гораздо более обширный и не всегда видимый.

Кстати, за 1990-е годы произошла полная перестройка поведения молодежи. Когда родители и государство перестали помогать «строить жизнь», устраивать на работу и поддерживать материально, количество ранних браков и рождений резко сократилось. Теперь молодежь женится поздно, а детей заводит еще позже. Тем не менее массового отказа от детей у нас в отличие от Европы не происходит. Репродуктивная установка на двух детей по-прежнему в силе.

Вообще число рождений строго следует за поколенческими волнами, которые у нас идут еще с войны. В 1990-е годы матерями становились женщины из малочисленного поколения 1960-х годов. Демографы называют их внуками войны, потому что они были детьми малочисленного поколения 1940-х годов. В 2000-х годах на сцену вышли многочисленные поколения 1970–1980-х годов, и рождаемость была обречена на рост.

Сейчас наступает черед малочисленных поколений, рожденных в середине 1990-х и начале 2000-х годов. Эти поколения вступают в активный детородный возраст. Поэтому прогноз очевиден — нас ждет очередной спад числа рождений. Собственно говоря, он уже начался. Максимальный уровень рождаемости у нас был достигнут в 2016 году, когда в стране родились 1 893 256 детей. Но уже в 2017 году детей стало значительно меньше.

В Москве рожали всегда хуже, чем в среднем по стране. В 2016 году на одну женщину в Москве приходилось 1,5 рождения, а по стране — 1,8. Сейчас показатели снизились до 1,4 в Москве и 1,6 в России. Это снижение может продолжиться и дальше.

Телефонный подсчет

Но в нашу технологичную эпоху есть один надежный способ понять, кто где живет и кто куда ездит — исследование больших данных мобильных операторов. Прошлым летом вышла почти не замеченная никем, кроме специалистов, научная статья со скучным названием «Анализ пульсаций системы расселения московской агломерации с использованием данных сотовых операторов».

«Департамент информационных технологий Москвы собирал данные большой тройки операторов для каких-то своих целей, а потом предоставил их нам для изучения демографических процессов», — рассказывает один из авторов статьи, аспирант кафедры экономической и социальной географии России геофака МГУ Роман Бабкин.

Подготовкой данных занимались непосредственно в департаменте — очищали их от всяких вторых сим-карт, модемов и умных устройств. Делали поправку на маленьких детей, у которых нет телефонов. «Свои методы они нам не раскрывали», — признается Бабкин. Потом работали уже ученые. Они разбили результаты на восемь групп:

Людей в Москве становится все больше. К чему это приведет? – Москвич Mag

Оказалось, что реальное население Москвы на 1,6 млн человек меньше официальной статистики, зато население области — на 1,3 млн больше.

Откуда такие расхождения? Статистика идет от переписи 2010 года с поправочными коэффициентами. Но далеко не всех тогда, в 2010-м, посчитали лично. Романа Бабкина, например, да и меня переписывали заочно, по домовым книгам. Отсюда масса двойных подсчетов. Когда человека сначала считают по месту прописки, а потом вживую переписывают по месту реального жительства.

«В Москве гипертрофированная относительно аналогичных крупных городов доля пенсионеров. В других странах люди на пенсии уезжают за город или в небольшие города. У нас тоже уезжают, но не выписываются в связи с повышенными пенсиями и социальными благами, которые предоставляет Москва, — объясняет Роман Бабкин. — Так что примерно половина “лишних” москвичей приходится на пенсионеров».

Ну хорошо. Пенсионеров переписчики посчитали, в Москве они не живут, зато есть гастарбайтеры, которые живут, но в переписи не участвовали. Так вот, похоже, расселены они не столько в Москве, сколько в Балашихе, Королеве, Химках и других больших городах ближайшего Подмосковья.

«По ближнему поясу Московской области видны самые большие расхождения между официальной статистикой и данными операторов. По данным операторов, людей там на 42% больше. Неудивительно, жилье там дешевле, и, видимо, многие гастарбайтеры живут именно там, — рассуждает Роман Бабкин. — Все это не мешает им и многим другим жителям Подмосковья работать в Москве. Поэтому дневное население столицы приближается к 15 млн человек».

Есть и недооцененная по количеству населения часть столицы. Это, как легко догадаться, Новая Москва. «Росстат “занижает” численность населения граничащего с МКАД Новомосковского округа примерно в 2 раза, а более удаленного Троицкого округа — в 1,4 раза. Таким образом, общее “занижение” для Новой Москвы составило примерно 1,8 раза», — говорится в статье.

«Согласно данным нашей компании и статистике сделок продаж в жилом комплексе “Румянцево-Парк”, который строится в Новой Москве, доля москвичей, покупающих квартиры на первичном рынке недвижимости в ТиНАО, существенно увеличилась и составляет порядка 60%, — констатирует Алексей Лухтан, директор по маркетингу и продажам компании Lexion Development.

В Новой Москве москвичи покупают и загородное жилье. «По некоторым проектам доля покупателей-москвичей достигает 70%. Например, в ЖК “Академия Парк”, расположенном на территории Новой Москвы, — рассказывает Ольга Магилина, заместитель гендиректора девелоперской компании “KASKAD Недвижимость”. — Часть наших покупателей действительно сдают свои городские квартиры. Есть также немалая доля тех, кто продает их, используя целиком или частично вырученные средства для покупки загородной недвижимости».

Для таких клиентов риелторы придумали даже услугу трейд-ина: сдай квартиру в старой Москве и купи загородное жилье в Новой Москве или Подмосковье.

Даже в официальной росстатовской статистике эта миграция в Новую Москву нашла свое отражение. Так, в прошлом году в сельскую местность столицы (которая есть только на новых присоединенных территориях) перебрались 7987 москвичей. А это больше, чем в любые другие регионы, кроме Подмосковья.

Продолжительность жизни

— В демографии и не только любят такой показатель, как ожидаемая продолжительность жизни, — говорит Денисенко. — Это модельная оценка, она показывает, сколько бы в среднем новорожденный прожил, если бы возрастные уровни смертности вдруг перестали меняться. Дело в том, что в разных возрастах люди умирают с разной интенсивностью и для каждого момента времени для каждого возраста мы можем измерить уровень смертности.

Смертность на первом году жизни выше, чем на втором и на третьем. А, например, в возрасте 10–14 лет умирают крайне редко. С годами начинает увеличиваться вероятность умереть. И вот, измерив эти возрастные вероятности, мы задаемся вопросом, а какая была бы продолжительность жизни, если бы эти возрастные коэффициенты не менялись. В результате получается очень хороший показатель, который нам интуитивно понятен — продолжительность жизни.

Когда речь заходит о проблемах продолжительности жизни в России, лучше говорить о мужчинах, чем о женщинах. Потому что, чего уж скрывать, наши мужчины подчиняются законам не европейского типа смертности, а африканского. Продолжительность жизни мужчин в странах Западной Европы приблизилась или перевалила за 80 лет.

Ситуация начала улучшаться ровно тогда, когда поползли вверх показатели рождаемости. Сейчас наши мужчины в среднем по стране живут 67 лет, а женщины — на 11 лет больше. Однако в Москве ситуация значительно лучше: мужчины живут чуть больше 74 лет, а женщины — 81 год. Мы все-таки оторвались от Африки.

— Демографы говорят, что сейчас в Москве люди умирают, как в Восточной Европе, а во всей России — как в развивающейся стране, — добавляет Денисенко. — Например, как в Бразилии, хотя в Бразилии, честно сказать, чуть получше ситуация: там средняя продолжительность жизни у мужчин составляет 72 года, а у женщин — 79 лет. Москва в этом плане похожа на такие страны, как Польша. Мы надеемся, что тенденция к улучшению продолжится.

Людей в Москве становится все больше. К чему это приведет? – Москвич Mag

Надо сказать, что в России разница между городом и деревней в отношении продолжительности жизни очень заметна. В деревне она на два года меньше, чем в городе. Для этого есть вполне объективные причины. В городах, и особенно в Москве, выше уровень жизни (то есть доходы) и ее качество (то есть медобслуживание). Это понятно.

Но многое зависит и от самого населения. В сущности, все упирается в то, что в России, как свидетельствуют демографы, живет два типа населения — образованное и не очень. «Во многая знания», конечно, «многая печали», но на практике оказывается, что знание — это все-таки сила. У образованных людей жизненные стратегии существенно более щадящие, чем у необразованных.

https://www.youtube.com/watch?v=channelUCVi0bhtvxMz_euHylSz7zhg

Их организм меньше изнашивается по причине отсутствия тяжелого труда, они употребляют меньше алкоголя, чаще обращаются к врачам и вообще проявляют больше заботы о своем здоровье и здоровье близких. Поэтому Москва и Санкт-Петербург, где аккумулировано 75% всех кандидатов и докторов наук, на фоне остальной России выглядят просто долгожителями.

Кстати, в Европе разница между городом и деревней давно стерлась, там все живут примерно одинаково долго.

Есть и еще один важный фактор, который связан с понятием продолжительности жизни. В Москве, как и во всей России, женщин больше, чем мужчин. Россия вообще обладает какими-то стратегическими запасами женщин. Но не всех, а только старших возрастов. Мальчиков у нас рождается больше, чем девочек. До 25-летнего возраста сохраняется устойчивое преобладание мальчиков.

Относительное равенство полов продолжается примерно до 30–40 лет, а дальше начинается нарастающее преобладание женского населения. Начиная с 50 лет аномалия становится очень заметной. В старших возрастных группах и вовсе мужчины относятся к женщинам как 1:2 и выше. Осталось заметить, что в странах с высокой продолжительностью жизни гендерное равновесие нарушается только после 60 лет.

Подмосковные вечера

Московская область, какую статистику ни глянь, — основное направление миграции москвичей. Только по данным Росстата туда в прошлом году перебрались 71 834 горожан.

Процесс этот начался не вчера. Никита Мкртчян из ВШЭ еще в 2013 году посвятил ему отдельную работу, в которой сравнивал данные переписей 2002 и 2010 годов. Получилось, что за 8 лет число уроженцев Москвы в населении Московской области увеличилось с 275,4 тыс. до 367 тыс. человек. Из них 289 тыс. жили в ближнем поясе — в пределах 50 км от Кремля. А вот число уроженцев области в Москве сократилось с 692 тыс. до 633,2 тыс. Причем из Москвы в Московскую область чаще уезжают люди 25–40 лет.

«Можно было бы считать это проявлением мирового тренда на субурбанизацию, если бы Московская область была застроена загородным и малоэтажным жильем. Но зачастую там строят дома в 20–25 этажей, — говорит Никита Мкртчян. — И многие москвичи перебираются в них просто потому, что квартиры там дешевле. Многие при этом оставляют себе московскую регистрацию в своих квартирах, которые тем временем сдают, или у родителей. У меня родной брат так живет в Реутове, а зарегистрирован в Москве».

По данным сотовых операторов, все получается еще интереснее. Почти 1 млн москвичей проживает в Московской области, причем не летом на дачах, а постоянно. Об этом свидетельствуют данные сим-карт, зарегистрированных на москвичей, но зимой и летом находящихся в Подмосковье.

«Эта цифра растет незначительно, почти в рамках статистической погрешности, — констатирует Роман Бабкин. — По данным 2015 года, по которым мы писали нашу прошлогоднюю статью, таких постоянно живущих в Подмосковье москвичей было 870 тыс. По данным 2017-го — уже порядка 930 тыс.».

Примечательно, что только треть этих людей живет в крупных городах в пределах 20 км от МКАД, в зоне, которую географы МГУ называют реальным городом. Остальные сконцентрированы дальше, по большей части — в сельской местности.

«Полагаю, что это в значительной мере дауншифтеры и пенсионеры, — рассуждает Роман Бабкин. — К сожалению, данные поступают к нам в обезличенном виде, и о возрасте этих людей мы ничего сказать не можем».

Летом Москва и вовсе пустеет. В теплые месяцы ночное население столицы сокращается примерно до 10 млн, а в Подмосковье, напротив, вырастает до 9,2 млн. Два региона практически уравниваются в численности.

Миграция

Людей в Москве становится все больше. К чему это приведет? – Москвич Mag

Москва всегда прирастала преимущественно за счет мигрантов, а не за счет превышения числа рождений над числом смертей. Но миграция существовала не только потому, что мигрантам нужна была Москва. И Москве нужны были мигранты.

В советское время миграцию пытались контролировать с помощью института прописки. Это не особенно мешало желающим переселяться в столицу. Способов преодолеть ограничения прописки наш находчивый народ придумал множество. Одним из таких способов, например, были браки по договоренности. В системе учета мигрантов люди должны были заполнить формы и указать причину перемещения.

Впрочем, для того, чтобы поселиться в Москве, далеко не всегда требовался такой хитроумный способ, как брак. Многие отрасли московской промышленности (строительство, транспорт) просто не могли существовать без мигрантов. Эти отрасли ежегодно получали квоты на привлечение рабочей силы из регионов. Так в Москве появлялись лимитчики, которые получали прописку вместе с работой. Пока в Москве были такие монстры, как ЗИЛ и АЗЛК, работа в Москве была. Население потихоньку старело, а кто работать будет? Работала лимита.

— Вообще вся наша история отражается на графиках прироста московского населения, — говорит Михаил Денисенко. — Чем хуже обстановка в стране, тем больше народ тянется к столице. Самый высокий пик был в 1930-х годах, когда в Москве шли массовые стройки, а в сельских регионах — коллективизация и голод.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

В 1990-е годы естественный прирост населения столицы резко пошел на убыль, а миграция, напротив, увеличилась. Все рвались в Москву, потому что на местах было еще хуже. Ехали отовсюду — и из регионов, и с постсоветских территорий. С 1989 по 2010 год за счет естественной убыли население Москвы сократилось на 1 млн человек.

Но при этом то же население увеличилось на 3,4 млн за счет приезжих. При сумме отрицательных показателей рождаемости и высоких показателей миграции итог был положительный — население Москвы росло. В результате сейчас примерно треть столицы, то есть как минимум 4 млн жителей — это мигранты, то есть те, кто приехал сюда в 1990-е и 2000-е годы.

В стране ситуация была совершенно другой. Там тоже шла миграция, но она покрывала всего 60% от естественной убыли населения. Получается, что Москва растет за счет того, что население страны уменьшается.

Вопрос, можно ли регулировать миграцию, у демографов вызывает большие сомнения.

Людей в Москве становится все больше. К чему это приведет? – Москвич Mag

— У нас есть миграция внутренняя и внешняя, — говорит Денисенко. — Внешнюю миграцию можно и нужно контролировать. Мы видим по опыту разных стран, что этот процесс регуляции поддается. А что касается внутренней миграции, то на примере той же Москвы практика показала, что все меры по прямому управлению ею неэффективны.

По одной простой причине — городу все равно нужны рабочие руки. Поэтому внутренней миграцией можно управлять только косвенным образом. Налоги, цены на жилье. И тут все зависит от того, чего мы хотим добиться этой регуляцией. Было бы хорошо, например, миграцию в Москву сократить и перенаправить ее на Дальний Восток. Потому что туда надо людей привлекать.

Прогнозы

Прогнозы неутешительны и для Москвы, и для страны. Демографы уверены, что концентрация населения здесь будет по-прежнему расти за счет миграции. Огромная территория Новой Москвы будет осваиваться за счет массового строительства. Покупателями жилья в Новой Москве станут по большей части приезжие.

Потребность в мигрантах будет только увеличиваться. Предпосылок к этому множество. Уже хотя бы потому, что старение населения вызовет острую потребность в социальных и медицинских работниках, которая создаст дополнительный спрос на рабочую силу.

Ресурсы для приема людей со стороны у города есть. Мы по-прежнему видим, что финансовые потоки со всей России завязаны на Москву. Сюда стекаются деньги большого и среднего бизнеса и деньги частных инвесторов. Однако надо понимать, что рост численности москвичей будет идти именно за счет миграции, а не за счет естественной прибыли населения.

— Вы сами понимаете, что если население Москвы растет, а население страны не растет, то это значит, что где-то это население будет сокращаться, — говорит Денисенко. — Москва, как пылесос, оттягивает население с остальных территорий. Мест, которые притягивают к себе людей, в стране очень мало: Москва, Петербург, Краснодарский край, Западная Сибирь, Татарстан.

А все остальное — это демографическая депрессия, пустоты, регионы, отдающие население. Теряют людей Кировская область, Смоленская, Тульская. И список теряющих намного больше, чем список получающих. У нас говорят, что надо осваивать Дальний Восток, но откуда взять на это человеческие ресурсы? Если там начнется прирост населения за счет той же миграции, значит, опять его, население, кто-то будет отдавать.

По мнению демографов, радоваться росту московского населения не стоит и по другим причинам. Этот рост создает проблемы в самой Москве. Любая техногенная катастрофа может повлечь за собой самые тяжелые последствия. Небольшая авария в метро, и город будет парализован. Аварии в системах коммуникаций, водных или газовых, приведут к тому же.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Коллапс электросетей — то же самое. После пожара в «Зимней вишне» в Кемерово приходится признать, что мы живем в стране, которая не может похвастать техногенной защищенностью. Судя по всему, Новая Москва будет застраиваться вовсе не малоэтажными зданиями, а 24-этажными монстрами. Это приведет к еще большему уплотнению города. А любой рост плотности населения только повышает риски.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Информационный сайт
Adblock detector